Чешский заповедник «Соос» и его тайны

Чешский заповедник «Соос» и его тайны

Чешский заповедник «Соос» и его тайны

Если бы чехи снимали свой фильм «Собака Баскервилей», то с Гримпенской трясиной проблем бы у них не было. Да, как практически всё, начиная Америкой, заканчивая Сибирью, она есть у чехов своя. Расположена километрах в пяти к северу от курорта Франтишкови-Лазне и называется Соос. На местном диалекте немецкого (а места эти до 1945 года немцами в основном и были заселены), “Soos” означает болото или топь. Топью Соос по сути и является. Правда исключительно живописной топью. И довольно обширной (более 200 гектаров).

Это место хорошо известно иностранцам Карловарского края, но совсем не на слуху у пражских экспатов. А зря.

Здесь всё совсем по-другому. Начиная с воздуха. У него тут особенный вкус. Да, запах тоже, но и вкус. Причем особенным он становится сразу за границей резервации. Точно его включают только для тех, кто заплатил за вход (билет для взрослого стоит 100 крон) и прошел через турникет.

С обеих сторон, проложенных по дну высохшего озера деревянных мостков, редко растут дубки с извивающимися между ними березами, густо стелется по земле сухая, тонколистная болотная трава. Пестрят грибы — все рядом, руку протянуть. А за подлеском просвечивают широкие, поросшие камышом и осокой просторы.

Тропинка ведет через мост, перекинутый над несуществующим уже потоком, и выводит к Императорскому источнику. Плитка, имитирующая пучки водяной травы, покрылась ржавчиной: в воде много железа. И сероводорода. Долго вы тут не простоите. Но сделать пару эффектных снимков успеете.

Вода, бьющаяся здесь, не горячая, всего 18 градусов, и это самый тёплый источник в здешних местах, включая соседний Франценсбад. Не видел, чтобы ее набирали и пили, но знаю, что для мелких животных соседство с таким родником небезопасно. Надышавшись газами, они падают в него и тонут.  

А пары здесь выходят на поверхность из самой бездны. Там в глубине вовсю идут вулканические процессы, высвобождающиеся газы стремятся к выходу. В том месте, где они встречаются с подземными водами, они проходят сквозь них, насыщая собой, превращая простую воду в минеральную, которую нам потом и разливают по бутылкам предприимчивые производители Mattoni и иже с ними.

Но если газ встречает на своем пути болотистую, торфяную почву, то выходит на поверхность, как пиво из хорошенько растрясённой бутылки: со свистом, с пеной, и с бульканьем. Именно так земля кипит и булькает в Соосе. И видеть это вы можете, пройдя от Императорского источника еще немного вглубь заповедника.

Деревья здесь исчезают, отступают назад, окаймляя далёкой, по горизонту проложенной кромкой, торфяники. Именно эта часть резервации больше всего напоминает Гримпенскую трясину. В тех местах, где на торфе растет камыш и ржавого цвета осока. Там, где копошатся болотные птицы, можно увидеть длинноногую цаплю, или услышать, конечно, «Вы слышали, как выпь кричит на болоте?», кого-то, кого вполне можно принять за эту выпь.

Но в тех местах где трава кончается, перед вами голая земля, бурлящая и кипящая, изрытая маленькими кратерами, из которых сочатся ржавые потоки, ползущие по ее поверхности, как змейки дождя по стеклу. И вот тут у вас появляется чувство, что в Чехии есть не только своя Исландия, но и своя Венера, или собственный Марс. Впечатление, что вы находитесь на другой планете посильнее, чем в 5D кинотеатре.

В конце войны места эти освободили от нацистов американцы. Местные помнят историю о заблудившемся танке, заехавшем в Сооскую трясину, и погрузившемся на ее дно. Экипаж машины боевой едва успел выползти и как-то выбраться на надежную почву. Танк же засосало полностью. И там, в глубине торфяника он хранится теперь, как в лучшем из геологических депозитариев.

Говорят также, что когда-то здесь в Соосе, жил набожный рудокоп со своей вредной, безбожной женой. Каждый будний день отправлялся он добывать каолин для фарфоровой фабрики, а по воскресеньям неизменно ходил в церковь. Кстати, от старого карьера, где добывали каолин, столь необходимый для производства фарфора, до сих пор тянется узкоколейка, по которой в сезон ездит маленький паровозик на мазуте, тянущий пять-шесть маленьких вагончиков, из которых выглядывают довольные физиономии туристов.

Но вернёмся к набожному рудокопу. Всякий раз он звал с собой в церковь жену. И всякий раз, занятая хозяйством, она отказывалась. Наконец, отправляясь в очередной раз на мессу, он поставил ей условие, что, если она не явится за ним в течение часа, он ее проклянет. Она, понятно, не явилась. Он ее проклял, и жена вместе с домом и с очагом, на котором стояла большая кастрюля с супом, провалились в Преисподнюю.

С тех пор и булькает вода на поверхности Сооской земли. Это тот суп в кастрюле, под которой некому затушить пламя.

Прогулка по заповеднику займет у вас около часа. При желании можно растянуть удовольствие, посетив местный геологический музей, или покормив милых козочек в здешнем минизоопарке. Для них тут можно за 30 крон купить пакетик корма.

А можно просто долго-долго гулять по полуторакилометровому маршруту взад и вперед, наслаждаясь видами, слушая запахи, ловя ароматы, или гоняясь за синими стрекозами, которые здесь такие крупные, что похожи на маленькие боевые машины — вертолёты, ищущие, покоящийся под семиметровой толщей торфяника, старый американский танк.

Текст и фото: Константин Гербеев, основатель туристического проекта «Пражский путешественник». Каждые выходные клуб отправляется в интересные и малоизвестные места Чехии. Следите за анонсами новых поездок в группе и путешествуйте вместе с нами.


Читайте также:

Пианист сыграл «Что такое осень» в аэропорту Праги: видео
Чешская реклама времен социализма: 15 забавных роликов