Олег Фомин: о жизни, театре и зрителях

Олег Фомин: о жизни, театре и зрителях

Олег Фомин: о жизни, театре и зрителях

В пятницу, 8 марта, в пражском театре Broadway покажут театральную комедию «Доктор знает всё». Пользуясь случаем, мы поговорили с актером Олегом Фоминым.

Олег Фомин – один из самых незаурядных личностей в российском кино за последние несколько десятилетий. Ироничный и глубокий, сопереживающий и саркастичный, но всегда – большой гуманист и патриот. Его герои всегда многоплановые, неоднозначные. В фильмах не встретишь шаблонов и черно-белого восприятия жизни. Театральные работы наполнены большой эмоциональностью, перед которой трудно остаться равнодушным. Накануне европейских гастролей Олега Фомина мы связались с ним, чтобы узнать с каким настроением он собирается на них.

Зарубежные гастроли. Зритель – бывшие соотечественники. Обычно – Ваши ровесники или старше. У них общие с Вами воспоминания, но уже свое, другое, представление о современной Родине. Вы патриот России. Причем в лучшем смысле этого слова. Чувствуете ли некий барьер, что они – другие?

                - Барьера нет. На самом деле, зритель - везде одинаковый. Я имею ввиду, что успех спектакля не зависит в принципе от того - где мы играем. Хотя сейчас, в последнее время, конечно, бывают разные места: где люди реагируют не так ярко, и не так открыто. А порой - более обостренно, а где - то - искусственно, где - то вообще боятся, что меня посадят за спектакль.

Рига. Особый город для Вас. Творческая колыбель. Такая европейская, не торопливая. Не удивительно что тамбовский темперамент покорил зрителя и столько прекрасных ролей были именно там. Что дал Вам этот латышский воздух? Возможно, какие-то привычки, особый некий взгляд на жизнь?

- Ну, я же в общем-то общался не с городом, не с достопримечательностями – это была в основном работа в театре. В начале пути, сразу после института, мне, конечно, повезло: после всех мытарств попасть в такой театр, к такому режиссеру как Адольф Яковлевич Шапиро. Это, пожалуй, для меня один из самых важных периодов, потому что было много работы, спектаклей. Все это затем принесло большой результат в дальнейшей жизни. Так что, Рига стала началом всего. Честно скажу, что я не рвался никуда сниматься, т.к. был очень увлечен театром, и считал, что ещё не пришло время для кино.

Ваша фильмография с каждым годом все больше и больше говорит о том, что Вам интересен внутренний мир русского человека, который формируется в очень трудных жизненных ситуациях, сытым европейцам труден к пониманию образ русского человека. Они не понимают нас. Ваши роли, рассказы о непростых судьбах – для кого они? Чью душу и зачем Вы хотите затронуть этим?

- Больше всего, наверное, для себя. Знаете, как написал Жванецкий: «ПисАть, как и пИсать, нужно, когда уже не можешь!». Поэтому я делаю то, что считаю нужным делать. Если я нахожу еще и отклики в зале – так это вообще прекрасно.

То есть определенной цели как таковой нет, кроме как высказать все что внутри?

- Да, но и сделать так, чтобы произведение в результате было интересно зрителю. А, то что я там чувствую - это уже там как поймут. Каждый по - своему поймет. То есть должен быть продукт, в котором воплощено многое. А сами зрители делают свои выводы. Сам не люблю диктовать – и не люблю, когда с экрана мне диктуют. Важно затронуть вопросы – а ответы зритель пусть ищет сам.

В последние годы особенно много уходят артисты нашего советского прошлого – уходит целая эпоха. Вы – часть той эпохи тоже. Насколько комфортно чувствуете себя на одной площадке с более молодыми? Ведь уже не Вы – а они учатся у Вас. И Вы оцениваете их.

- Как профессор, наверное. Причем, я – активный профессор. Я радуюсь тем молодым, которые встречаются со мной и понимают, что они еще, ну, может быть даже практически ничего не знают о профессии. И потому жадно начинают хватать это. И не важно – какой для них по счету этот этап обучения. Всему учатся с удовольствием. То есть, когда есть взаимность – я радуюсь. Потому что, если не смогу научить тому, что необходимо в кадре – то и я сам не смогу закончить свой проект. Когда приезжаю на площадку, вижу их горящие глаза, несутся навстречу как цыплята к курице.

А они другие сейчас, да вот молодые актеры, чем нежели вы были, когда вы были молодые? В ваши годы? Вы как-то чувствуете это, есть разница или тот же свет в глазах?

- Сложный вопрос, все очень индивидуально. Наверное, у нас было больше информации от той гвардии, которую сегодня мы теряем каждый день. А тогда они были молоды, живы.. Мы смотрели на них, учились. Было у кого учиться. И еще.. Мы были более голодные до знаний, мастерства. Грызли гранит профессии с жадностью. И поскольку я приехал из провинциального города, мне особенно сильно хотелось впитывать, читать, смотреть, набираться, набираться знаний. На все остальное просто было жалко времени. Современная молодежь не понимает скоротечность всего, что скоро все закончится, потому им времени своего не жалко. Молодость - прекрасна, но, увы, очень, очень быстро проходит.

Когда вы это поняли

- Тогда, когда мне стали напоминать про возраст.

Когда собираете чемодан на гастроли заграницу, помимо работы, есть какие-то определенные планы – куда сходить, с кем встретиться, что сделать. Что внесете в свой список для Чехии?

- Прага мне знакома. Я здесь делал несколько кинопроектов. Хочу пройтись по местам, где еще не был. Хотя будет всего два дня. Ко мне сюда прилетит моя любимая супруга с моим сыночком – ей тоже хочу показать этот красивый город. И отметим здесь Восьмое марта. Мне приятно, что на гастролях они будут со мной – это впервые. Хотя на съемках был, и даже на сцену Фомин – младший уже выходил, когда мы играли в Москве, на мой юбилей.

Он во всем этом комфортно себя чувствует?

- Как рыба в воде. Сказываются гены, наверное.

Сейчас наступило время пятиминутных сериалов, актерами кино и театра становятся люди, которые зашли просто случайно, с инстаграмма, с youtube и сразу на телевидение. Как вы к этому относитесь?

- Нормально отношусь. Надо использовать все возможности в жизни. Нужно это принимать.

Вы уже были на съемках в Чехии. Вы были только со своей командой или же было какое-то сотрудничество с чешскими кол

- Да, у нас были в Чехии насыщенные съемки «КГБ в смокинге». Прошло много лет, но все прекрасно помню. Тогда нас очень выручила чешская команда. Они целый день отработали и заменили мою группу. Потому что я прилетел на самолете, а съемочная группа ехала в автобусе, который задержали на таможне, прямо вместе с камерой, хлопушкой и административной группой всей. А теперь представьте, мы в Бероуне. Заранее, задолго до приезда, были вызваны на этот съемочный день оператор, каскадеры. День должен был быть трюковым, с погонями. Так что мы поехали на местную студию, взяли в аренду камеру, пленку, кассеты. Затем, к счастью, приехали каскадеры, с оружием и всем реквизитом, техникой. В итоге – мы не сорвали график – сделали всю работу секунда в секунду. 

Совсем скоро мы ждём вам в Праге, со спектаклем «Доктор знает все».  Для вас этот спектакль, просто обычная роль, повседневная работа или есть в нем что-то особенное, что-то такое, что отличает от других работ.

 - Конечно есть, конечно. Потому, что эту пьесу и роль, автор написал специально для меня. Я – режиссер спектакля.  Не могу сказать, что это заказ. Просто мы общались по поводу одной пьесы, потом не пришли к хорошему результату, пьеса великолепная, но на тот момент, мы не могли ее потянуть. В общем, чего-то не хватало. А Игорь Глинков, автор пьесы, сделал то, что мы смогли, что любит зритель. Он вообще – уникальный человек, уникальный драматург. Это такое некое чудо, которое произошло с человеком. В пятьдесят лет, он вдруг начал писать пьесы. Такое бывает редко. Думаю, канал космический открылся специально, чтобы он мог создавать такие прекрасные произведения. Он говорит, что идеи приходят во сне – потому под подушкой держит диктофон. А утром все переносит нам бумагу.

Вы играете в этом спектакле не в первый раз. Скажите пожалуйста, как он заходит в публику? Вы чувствуете разницу в каких городах, кто зритель в целом, вы видите зал?

 - Да, мы видим и слышим зал. Спектакль – это не кинотеатр. Жаль, что некоторые зрители забывают об этом. Актеры – живые люди. А по ту сторону сцены разговаривают по мобильному телефону, делятся радостью, что они на спектакле... Мы все и это слышим, мешает сильно. Культура, которую мы теряем. Знаете, как только зрители заходят в зал, по тому - как он заходит - мы сразу понимаем, что за город, что за люди, что за политика внутри. Да и есть города, где люди просто бояться громко реагировать, активно, и сразу, либо не верят, что такое можно говорить со сцены. Даже так часто происходит.

Что запомнилось из последних гастролей?

-  Большой тур по Украине. За неделю - шесть городов.  Публичные залы по тысяча восемьсот, две тысячи четыреста мест. Люди рвутся: как и в Москве -на спектакль не попасть. А в Одессе даже поставили в оркестровую яму стулья и продали еще два ряда, так как не было мест для всех желающих. Это видно и на видео со спектакля, когда люди, стоя, хлопают в оркестровой яме. Это же - Одесса, они молодцы. Это было забавно и приятно. Город особый – настоящая колыбель театральной культуры. Я думаю, что и в Праге все пройдет тоже замечательно, поскольку в Риге мы уже были: и там все прошло на «ура», и нас сразу позвали еще раз выступить меньше чем через полгода. Так что приглашаю чешских зрителей 8 марта в пражский театр Broadway.

 

Беседовала Ольга Довгань. Текст предоставлен организаторами спектакля

Комментарии

Читайте также:

В Праге выступит группа «Друга Ріка»
Национальный музей в Праге будет открыт бесплатно 28 октября

Сотрудничество с vinegret.cz
Наши партнеры
Наши партнеры