Чешская певица представила клип на стихи Пушкина: видео

Чешская певица представила клип на стихи Пушкина: видео

Чешская певица представила клип на стихи Пушкина: видео

Популярная чешская актриса и певица Ива Паздеркова (Iva Pazderková) представила свой новый клип на песню Černý šál («Черная шаль»). В основе композиции лежит одноименное произведение Александра Сергеевича Пушкина.

«Клип мы снимали в окрестностях Крживоклата в ноябре. По ходу работы я заболела бронхитом и меня дважды кусали клещи. Но оно того стоило. Это произведение – трагическая любовная драма. Клип ей соответствует», - рассказала певица порталу iDNES.

Ниже приведены оригинальная и чешская версия стихотворения великого поэта:

Гляжу, как безумный, на черную шаль,          
И хладную душу терзает печаль.

Когда легковерен и молод я был,
Младую гречанку я страстно любил;

Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня.

Однажды я созвал веселых гостей;
Ко мне постучался презренный еврей;

«С тобою пируют (шепнул он) друзья;
Тебе ж изменила гречанка твоя».

Я дал ему злата и проклял его
И верного позвал раба моего.

Мы вышли; я мчался на быстром коне;
И кроткая жалость молчала во мне.

Едва я завидел гречанки порог,
Глаза потемнели, я весь изнемог…

В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.

Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел.

Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.

Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!

С главы ее мертвой сняв черную шаль,
Отер я безмолвно кровавую сталь.

Мой раб, как настала вечерняя мгла,
В дунайские волны их бросил тела.

С тех пор не целую прелестных очей,
С тех пор я не знаю веселых ночей.

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

 

Hledím jak šílenec na černý šál,

srdce mi spaluje mrazivý žal.

Když jsem byl jinoch a neznal chuť zrad,

mladičkou Řekyni míval jsem rád.

Sladce mě hýčkala v náručí svém,

po krátkém štěstí však přišel zlý sen.

Sezval jsem hosty. Když začli jsme pít,

zaklepal na dveře úlisný Žid.

Zašeptal: „Ty si tu popíjíš mok

a u tvé Řekyně hoduje sok.“

Zlatem jsem zaplatil za onu zvěst

Sluhu jsem zavolal, zaťal jsem pěst.

Sedl jsem na koně, letěl jak blesk,

v duši jsem zatajil zlobu a stesk.

Když k domu jejímu dojel jsem pak

Vzlykl jsem, oči mi obestřel mrak.

Do temné ložnice, vešel jsem sám

ona se s Arménem líbala tam.

Nestačil pustit ji, zděšeně zbled,

Když jsem mu jatagan nad hlavu zved.

Vláčel jsem po zemi bezhlavý trup,

k nevěrné milence vrh se jak sup.

Prosila, plakala… vytryskla krev.

Všechnu mou lásku už zadusil hněv.

Šál jsem jí z hlavy stáh pomstou jak zpit,

otřel jsem do něho krvavý břit.

Dvě mrtvá těla můj sluha pak vzal,

do proudu srazil je z dunajských skal.

Oči žen nelíbám už od těch dob,

mé chmurné noci jsou hlubší než hrob.

Hledím jak šílenec na černý šál,

srdce mi spaluje mrazivý žal.

 

Читайте также:

Правительство Чехии поддержало законопроект об однополых браках В Чехии хотят повысить налог на радио

Сотрудничество с vinegret.cz